Малышка - Занятие спортом - Рассказы Girl Power - Рассказы - Girl Power
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Рассказы Girl Power » Занятие спортом

Малышка

Когда в этот душный день я вошла в тренажерку, уже была на взводе. Какой-то бедняга на остановке назвал меня «эй, малышка». Ничего. Месяца за два оклемается, дылда волосатая. В общем, я переоделась в обтягивающую черную майку без рукавов и облегающие шортики. В женской раздевалке никого не было, как почти всегда. Большинство этих тупых коров предпочитают морить себя голодом, чем хотя бы раз в неделю покачаться. Я встала перед зеркалом и критически осмотрела свою фигуру. Скажу без идиотской ложной скромности: я невероятно хороша. Сначала полностью расслабилась и с удовольствием отметила, что даже в таком состоянии я тяну на культуристку с трехлетним стажем. Бицепсы в охвате сорок сантиметров, четкие клеточки на животе, толстые рельефные ноги, а главное – выразительное лицо с высокими скулами, зелеными глазами, обрамленное блестящими черными волосами по лопатки. Один у меня был недостаток. Всего один: да, я была малышкой. Сто пятьдесят сантиметров роста. Я расставила ноги на ширине плеч и показала зеркалу свои шикарные бицепсы. Зеркало едва не треснуло от зависти – пятьдесят два сантиметра без единой жиринки. Шары мышц натянули смуглую кожу так, что казалось, что кожа звенит от натуги. Годы бодибилдинга и пауэрлифтинга не пропали даром. Надо отметить, что не каждый тяжелоатлет поднимет все мои медали. Единственное «но» – при таком росте моя мускулатура кажется гипертрофированной, кукольной, не реальной. Ненавижу! 
Я повернулась к сдвоенному шкафчику, легко оторвала его от земли, подняла на вытянутых руках вверх и шарахнула им об пол. Я ненавидела этот шкаф за то, что он выше меня. На стенках тонкого листа остались четкие отпечатки ладоней, шкаф потерял форму, стал неказистым. Это меня удовлетворило. 
В зале толпилось пара десятков человек. Все пыхтели и потели и, наверняка, высокие как вышки и, наверняка, каждый мнит себя супер атлетом, хотя ни один не потянет и половину моей разминки. Недавно видела демативатор, на котором была нарисована сильная, качающаяся девушка и надпись: «А где-то девушка сейчас разминается с твоим предельным весом». Так вот, это не про меня. Про меня было бы: «А где-то девушка сейчас разминается с твоим собственным весом плюс три предельных». 
На тренажере для ног лежало какое-то длинное и худое существо и силилось поднять четыре пластины. Жалкое зрелище. 
– Не умеешь – не берись, – с этими словами я ухватила существо одной рукой за пояс шорт, подняла на уровень глаз, подержала, наблюдая, как расширяются его глаза, по мере осознания того, что с ним происходит и как котенка швырнула на мат. 
Потом вынула стержень на тренажере и воткнула его под самый низ. Стержень вылез с обратной стороны. Существо тем временем вскочило на ножки и подбежало ко мне с претензиями. Не обращая внимания на его верещание, я взялась за выступающую часть стержня двумя пальцами и загнула ее вниз. 
– Какие-то проблемы, червяк? – спросила я, выпрямившись и уперев руки в бока, напрягая при этом стеноподобный пресс. 
Проблем у него тут же не оказалось, как и его самого. Сдуло ветром. А я приступила к разминке. Сделав первый подход, я пришла к выводу, что максимальной нагрузки тренажеров мне уже не хватает и положила на грузы гантель потяжелей. 
Закончив с этим, я подошла к штанге. С ней занимался какой-то крепкий с виду малый. На штанге стояли по два красных блина и по одному зеленому – 120 кг плюс гриф. Я подошла к нему с головы. 
– Девочка, свет загораживаешь, – пыхтя выдавил он, не переставая делать повторы. 
Боковым зрением я заметила, как в зал вошло то существо, которое я сбросила с тренажера в сопровождении инструктора. Существо показало на меня. Инструктор присмотрелся и замотал головой. Вероятно, знал меня или был наслышан. 
– Исчезни, – скомандовала я качку со штангой. 
– Чё? – он явно еще не понял, с кем имеет дело. Я положила руку на гриф и штанга упала ему на грудь, как будто одновременно сломались обе держащие ее руки. Слоник выдохнул весь воздух, выпучил глаза, силясь сопротивляться и покраснел лицом. 
– Я дважды не повторяю. – Сказала я и одной рукой сняла с него снаряд. 
Пыхтя и задыхаясь, он сполз с лавки, освобождая место тому, кто оказался сильнее. Я нагрузила на гриф по десять красных с каждой стороны. Итого полтонны веса. Легла под них. Приподняла одной рукой. Для двух легковато, но больше просто не помещалось. Я начала упражнение, попеременно перенося вес с одной руки на другую, хотя со стороны казалось, что я жму обоими. И тут, когда я сделала пятьдесят повторов, надо мной появился этот самый слоник. Мне стало любопытно, что же он собирается делать? Хотя я уже знала ответ. Со словами: «Навалиться сверху каждый может. Как тебе? Неприятно?» Он навалился всем весом на гриф. В первую секунду я уронила гриф на грудь, скорее от любопытства, чем от неожиданности или, тем более, от тяжести. Потом я отпустила правую руку и, помахав ею навалившемуся мужику, резко отжала его вместе со штангой левой. Надо было видеть его глаза, расширенные в немом ужасе. Видел бы он, как я на соревнованиях одной рукой поднимала передок автомобиля, когда все делали это двумя. И закладывала «Камни Атласа», подняв их на вытянутых руках, как какой-нибудь баскетбольный мяч. Черт! Ненавижу «Камни Атласа» – они все время напоминают мне, какая я маленькая. Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! 
С этими мыслями я быстро поднимала и опускала штангу с беспомощно повисшем на ней слонике пока того не затошнило, и я решила закончить упражнение, пока еще суха и хорошо пахну, а то придется отправлять мужика в больницу. 
– Мама, – только и выдавил он из себя, повиснув вместе со снарядом на держателях. Теперь ему было не до мести. 
– Я смотрю, ты крепкая малышка, – окликнул меня здоровый двухметровый парень безо всяких признаков шеи. Парень упражнялся у тренажера для армрестлинга. – Как насчет потягаться? 
Мои глаза вспыхнули яростным огнем, но он был, похоже, настолько туп, что не заметил этого, иначе в страхе уполз бы. Он назвал меня малышкой! Да он уже инвалид, только еще не знает об этом! Я медленно пошла к нему, сверкая глазами из-под черной челки. По дороге попался тренажер, на котором тянут на себя перекладину, я надавила пальцем на грузы, и занимающийся на нем малец взмыл вместе с перекладиной в воздух. Потом передо мной встали две «римских скамьи» с занимающейся на ней парочкой. Легким движением рук я раздвинула их в разные стороны вместе с такими легкими людьми. Потом я подошла к тренажеру для армрестлинга и, проведя по нему двумя пальцами, один за другим уложила все рычаги. Двое парней, что занимались с бросившим мне вызов, уже почувствовали недоброе и отползли подальше от греха к стенке, а этот все сидел с похотливой улыбкой на лице. Я поставила руку на стол и томным голосом произнесла: 
– Потягаться никогда не помешает, малыш. 
Тот загоготал и схватился за мою руку. Его рука напряглась, моя тоже. Он взвыл от боли. Я еще не давила, только дала ему почувствовать мою хватку. Сопротивления его, без сомнения, сильной по меркам обычных людей руки я почти не заметила. Как если бы взрослый дядя мерялся силой с годовалым малышом. Злорадно улыбнувшись в его выпученные от натуги глаза, я резким движением закончила поединок, опрокинув соперника на пол и растягивая ему все связки. Потом, не дав ему времени подняться, я подошла и взяла его за «талию». Кажущаяся твердой плоть, промялась под моими ладонями. Он сипло охнул, взмывая в воздух. Я посмотрела в зеркало. Двухметровый гигант беспомощно дрыгал ногами в воздухе в моих мощных, твердых как камень руках. На ум пришло сравнение: Геракл держит Атласа. 
– И кто из нас малыш? – спросила я и подбросила его в воздух пару раз, переворачивая с живота на спину и обратно. Его огромное тело в моих руках было не тяжелее пластикового манекена. 
Потом я нашла у него на спине центр тяжести, уперла в него два пальца и раскрутила эту тушу над головой. Крутила до тех пор, пока он не перестал дрыгаться, затем бросила на твердый пол. И для острастки с размаху впечатала пятку в пол рядом с его головой. Грохнув и чихнув из-под паласа пылью, пол промялся как поролоновый. 
– Хватит, Джейн. – В дверях стояли трое крепких инструкторов. Первого из них, Грифа Миччела, я знала. Он был местным чемпионом по пауэр-лифтингу, пока я не перешла ему дорогу. Народ, было потянувшийся к выходу, остановился, с любопытством ожидая, что будет дальше. – Пожалуйста, покинь здание. Ты нам всех клиентов распугаешь, – замялся Гриф под моим суровым взглядом. Двое других смотрели на него непонимающе. 
– Не лезь, Гриф, а то все огребете. 
– Не могу не лезть. Это моя работа, – обреченно улыбнулся он, подходя ближе. – Покинь помещение. 
– Мне и здесь нравится, – ответила я, вставая в борцовскую стойку. 
Какой бы сильной я ни была, трое крепких ребят – это, пожалуй, многовато. В такие моменты приходится вспомнить, что я еще и мастер спорта по самбо и греко-римской. Гриф прыгнул первым. Я схватилась с ним руками, дала повалить себя на спину, уперлась ногами в его живот и бросила перекатом назад, сама становясь на четвереньки. Тут на меня навалились двое других. Надо было видеть их удивление, когда я, преодолевая их внушительную массу, встала сначала на колени, потом рывком поднялась, поднимая их – каждого на одной отставленной в сторону руке. Потом я свела руки вместе и заключила этих двоих в свои мощные объятья. Они шумно выдохнули воздух и начали синеть, не понимая, что происходит. Но когда я почти закончила с этими двумя, сзади за шею меня схватил Гриф, потянул, почти повис на мне. Падая назад, я успела схватить его за ногу и повалить вместе с собой. Борьба перешла в горизонтальную плоскость. Несколько перехватов, мощный толчок, нажим на грудь и Гриф прижат к полу обеими лопатками. Пытается встать. Я переворачиваю его на спину, сажусь сверху, берусь за его толстые ноги и колесом выгибаю мощное тело. Гриф стучит по полу ладонью. Победа моя. 
– Ого, – выдохнул кто-то, – такая малышка поборола такого бугая! 
Все!!! Это была точка кипения. Я, красная, потная, с волосами, налипшими на лоб и свирепым взглядом человека, который решил убить всех, кого встретит, обернулась на зевак и не громко, но отчетливо зарычала. На секунду повисла тишина. Четкая, осязаемая, хрупкая. Я буквально слышала, как она звенит и рассыпается, а после настанет буря, и она настала. 
– Бежим! – крикнул кто-то, и я сорвалась с цепи. Они бросились к выходу, застряли, отталкивая друг друга. Я схватила двоих – в каждую руку по одному и швырнула в окно. Мне было наплевать, кто из них осмелился назвать меня малышкой. Они все были выше меня! Меня! Они все должны были ощутить, насколько я выше их физически. 
Еще двое полетели вслед за первыми. Одного я бросила в потолок, а когда он падал, пнула с разворота. Он улетел как пушечный снаряд. Остальные успели выбежать на улицу. Те, которых я выбросила, тут же поднимались из груды оконных осколков и, невзирая на порезы, бросались прочь. Даже Гриф уже куда-то подевался. 
Я выбежала на улицу. Двое заперлись в машине и трясущимися руками пытались ее завести. Машина оказалась легенькая и я, взявшись сбоку, перевернула ее на крышу. Потом я вернулась в спортзал, еще раз взглянула в зеркало, села на скамью и заплакала. 
Почему глядя на меня все видят только мой рост? Почему все подруги, которые выше метра семидесяти уже давно замужем, а у меня даже серьезных отношений не было потому, что все парни называли меня малышкой? 
Я так разревелась, что не заметила, как сбоку ко мне подошел парень, вернее, я бы сказала, уже мужчина и протянул носовой платок. 
– Ну, не плачьте, девушка. Вытрите слезы, – обратился он густым баритоном. 
– Вы хотели сказать: «не плачь, малышка», – обиженно приняла я платок и вытерла протекшую тушь. – Все так говорят. 
– Малышка? А я и не заметил. Не обратил внимания. – Он оглядел меня с ног до головы. – Да нет. Вы в самый раз. Это вы себе что-то придумали. 
– Правда? – подняла я заплаканные глаза. Мужчина был красивый, высокий и по-доброму улыбался сверху. Я поднялась и мои глаза оказались на уровне его груди. 
– Я вообще-то позаниматься пришел, – рассеяно заметил он, – но, учитывая сложившиеся обстоятельства, – он красноречиво оглядел разбитые окна, потом заглянул в мои глаза. – Я бы с удовольствием пригласил вас на чашечку кофе. 
И что-то в моей душе растаяло. Сломался давно отлаженный сложный механизм комплексов. Что-то отпустило, стало легче дышать. Впервые кто-то смотрел на мое лицо, а не на рост. Причем, кто-то симпатичный и добрый. Пригласить на кофе! Да я бы сама сейчас подхватила бы его на руки и отнесла «на чашечку кофе» к себе домой! Но я сдержала первый порыв и позволила мужчине за руку проводить меня до раздевалки. 

Категория: Занятие спортом | Добавил: VasORG (19.01.2013) | Автор: Jhone
Просмотров: 1487 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]