Дневники путешествий - Мистика - Рассказы Girl Power - Рассказы - Girl Power
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Рассказы Girl Power » Мистика

Дневники путешествий
Рассказ любезно предоставлен Jhone с форума FemTime 


Этот бездельник Чарльз строит дом с воистину черепашьей скоростью. И чтобы я не путалась у него под ногами, он велел мне завести этот дневник, чем я сейчас и занимаюсь. От скуки на этом острове можно помереть куда раньше, чем от голода. По этому, далее восстанавливаю события по памяти. 

15 июня 1949 г. Я согласилась лететь с этим мужланом Чарли Моррисоном на его этажерке с пропеллером только из-за крайней нужды, о которой упоминать не буду. Скажу только, что дело касается моей тети Евгинии и их бывшего шофера. В общем, это не важно. Мне просто понадобилось попасть с Гавайев в Перу. И этот мужлан был единственным, кто мог бы меня срочно туда доставить. 
Самолет у него маленький и неудобный. Четыре часа мы летели. Это были четыре часа неудобства. А потом этот кретин залетел в грозу и стало еще хуже. Самолет трясло. Я кричала на Чарли и била его по плечу, но он не желал вырулить из тучи и только повторял: «Успокойтесь Эмили» и чертыхался. 
В конце концов, он уронил самолет. Было очень страшно. Я все молилась Богу, а потом не помню. 

16 июня того же года. Пожалуй, в дальнейшем не буду писать год, он все равно еще долго не сменится. А к тому времени нас найдут и увезут отсюда. 
Проснулись мы в самолете на острове и – о ужас! – он висел над обрывом, опутанный лианами. Я тут же потребовала у этого мужлана снять нас, а он имел наглость заявить, что не может и велел мне «заткнуться и не шевелиться». И тут лианы стали рваться одна за другой и самолет стал опускаться. Что я делала, я не помню, кажется, кричала и металась по салону. Очнулась от его оплеухи. Эта свинья посмела ударить леди! После этого я стала молиться и Он услышал меня. Когда до неизбежного падения оставалось совсем немного, самолет вдруг стал подниматься. Он выровнялся, завис в таком положении на минуту и опустился на землю. 
Я сразу сказала, что это Он нас спас. И не нас, а меня, поскольку Бог не стал бы тратить время на такого грешника, как Чарли. Но он никак не хотел в это поверить. 
Обойдя самолет, Чарли отыскал следы босых ног на земле. Однако ножка у ангела-хранителя что надо. Больше ноги Чарли. А копыта у этого мужлана... 
Мы оказались на этом ужасном острове. Клянусь, я видела здесь самую настоящую змею. Я потребовала, чтобы Чарльз вывез меня отсюда немедленно. Но он осмотрел свое корыто с крыльями и заявил, что это невозможно, ссылаясь на всякие бредовые причины вроде сгоревшего движителя и отсутствия какой-то там полосы. А когда я подняла истерику, он снова меня ударил! Этот мужлан, похоже, всерьез собрался жить здесь. Он вытащил все, что было в самолете. Сказал, что мои платья пойдут на навесы, а набор крикетных молоточков красного дерева, который я везла в качестве подарка на свадьбу… Ну вот, я, кажется, проболталась о цели моего путешествия. Так вот, этот набор пойдет на костер! Возмутительное хамство! 
К вечеру все, что могло пригодиться, было собрано. А пока этот бездельник занимался ерундой, я молилась Спасителю. И он послал мне знак - две птицы: черная и белая пронеслись вместе совсем низко. С того момента я знала, что все будет хорошо. Бог обо мне помнит. 
Ночью Чарли развел костер и вздумал меня пугать. Сказал, что остров этот необитаем, ведь его не было на его дурацких картах. А если кто и живет здесь, так это негры-аборигены. Я спросила, так в чем же проблема? Негры отведут нас к своему хозяину. А он сказал, что у этих негров нет положенного им Богом хозяина. И вообще, ему кажется, что за нами наблюдают. И нужно бы завтра податься к берегу. С чем я и согласилась, ведь за мной приплывет корабль. 

17 июня. Мы двинулись к морю. По крайней мере, мы так думали. Этот мерзавец нагрузил меня тюками как вьючного мула! За день скитаний по джунглям я выбилась из сил. Мы видели носорога и Чарли почему-то сильно испугался это тупое животное. Велел проходить очень тихо. К вечеру мы вышли к речушке и устроили у нее ночлег. Этот кретин сказал, что мы весь день шли не туда и теперь пойдем вдоль речки. 
Да, наконец-то удалось помыться и привести себя в порядок. Кажется, эта сволочь за мной подглядывала! И когда я влепила ему пощечину, он заявил, что только следил, не водятся ли здесь крокодилы. 
А на ужин он пожарил ящерицу! И еще хотел, чтобы я это ела! Хотя у нас было полно сухарей и спама. Не лучшая еда, но не есть же, в самом деле, ящериц! Он сказал, что консервы он приберег на «черный день». Тот день, когда Эмили Маргарет Ричардс согласиться есть ящериц и правда будет черным. Короче, он уступил и вскрыл для меня консервы. А сам упрямо ел эту мерзость. 

18 июня. Всю ночь из джунглей доносились жуткие звуки. Хохот и рык. Я еле уснула. Чарльз выглядел с утра помятым, сказал, что не спал совсем. Правильно говорят, что плохо спит тот, у кого не чиста совесть. Хотя он утверждает, что охранял меня. Где-то достал змею с отрубленной головой, ей и позавтракал. 
Двинулись вдоль реки. Шли весь день. Дважды я требовала передышки. Мои бедные ноги! Они покрылись синяками. Туфли за двадцать долларов пришли в негодность. Я сказала Чарльзу, что он за это заплатит. Он сказал, что выпишет чек, как только отыщет свою чековую книжку. Очень сомневаюсь, что у такого типа есть чековая книжка. Если честно, не удивлюсь, если он и писать не умеет. Откуда такому уметь? 
К закату вышли из джунглей на песочный пляж. Я попробовала помыться, но вода оказалась соленой и мои волосы стали липкими и жутко спутались. 

19 июня. На пляже оказалось еще жарче, чем в джунглях. Солнце палило немилосердно. Чарльз посоветовал купаться. От безумной жары я чуть было не полезла в воду, но заметила вдалеке плавник. Здесь водятся акулы! И хоть Чарльз и утверждал, что это был дельфин, в воду я больше ни ногой. Дельфин, акула, какая разница? 
Как я не пряталась от вездесущего солнца, оно все равно проникает под одежду. Я могла так загореть! И я потребовала, чтобы этот хам бросил сооружение, как он выразился, сигнального маяка и сделал навес от солнца. О Боже! На навес пошли все мои платья! Эта свинья мне дорого заплатит! 

20 июня. Этот бездельник вернулся к своему маяку. Он обвязал пальму хворостом и обмотал тряпьем, полил бензином. Сказал поджечь, если увижу корабль. Делать мне больше нечего, как высматривать корабли. Все силы уходят на поддержание себя в виде, подобающем леди. Пусть сами меня высматривают. 

21 июня. Чарли доделал, наконец, свой маяк, прикрепив большое перекрестье. Как он объяснил, чтоб лучше было видно. Я протестовала, ведь так это будет похоже на сжигаемый крест. Но этот богохульник меня меня не слушал. И приступил к постройке дома. Похоже, он действительно собирался проторчать здесь очень долго. Его дело, я не собираюсь. 

22 июня. Ничего не произошло. То есть, совсем ничего. Чарли даже не притащил из лесу и одного бревна для своего дома. Объяснил, что топорик у него очень маленький и на то, чтобы свалить дерево уходит целый день. А его еще нужно разрубить. Хорошее оправдание собственному бессилию. Он даже намекнул, что дело двигалось бы быстрее, если бы я ему помогала. Нет, валить деревья - занятие не для леди. 

23 июня. Ничего не произошло. В смысле, Чарли приволок первые бревна и стал вкапывать их в землю. Работал раздевшись по пояс и мне пришлось созерцать его потный торс. Хотя, если подумать, торс у него ничего. Ай-я-яй, Эмели М. что бы сказала настоятельница школы благородных девиц, прочитай она такое? Я вся стала пунцовой. 
Больше ничего не произошло. В дальнейшем дни, когда ничего не происходит, буду пропускать. 

24 июня. Чарли нашел на окраине джунглей брошенный кем-то штабель леса. Десяток крупных стволов, вывернутых с корнем и аккуратно сложенных. А рядом все те же следы босых огромных ног. И вместо того, чтобы продолжить строительство, он, вооружившись топориком, пошел по следу. Нашел участок джунглей, откуда были взяты деревья – развороченную поляну. Дальше следов не было. С тем и вернулся. Осмотрев деревья сказал, что для строительства они не годятся. Слишком большие. Чтобы разрубить одно такое дерево у него уйдет несколько дней. Еще сказал, что здесь не обошлось без подъемных механизмов. Принести такое дерево смогли бы человек десять, а вот выкорчевать... В общем, где-то должна быть цивилизация. 

25 июня. Чарли думает, что рано или поздно местные жители дадут о себе знать. А пока он продолжает строительство. Я пожаловалась, что мне нечем заняться. Он сначала попытался заставить меня собирать хворост. Потом, поняв, что это бесполезно, усадил меня писать этот дневник, сославшись на его историческую важность. Что я и делаю прилежно, как в школе. 

26 июня. Чарльз отправился в джунгли на «не глубокую разведку» искать следы аборигенов. Вот он уже возвращается и разводит руками. Так и есть. Ни одного следа не обнаружил, лентяй. Лучше бы продолжал строить дом. У него, кстати говоря, уже появилось некое подобие стены. 

27 июня. Делаю эту запись в свете костра трясущимися руками. Солнце еще не встало. Ночью случилось ужасное. Я так напугана! Спаси нас Бог! 
Едва стемнело, из джунглей вышел огромный лохматый лев и направился прямо к нам, грозно блестя глазами. Чарльз вскочил, схватил горящую ветку и стал махать перед носом зверя. Тот рычал и бил лапой. В конце концов, лев выбил ветку из рук Чарльза. Он крикнул мне: «Беги». Но я не могла пошевелиться. Страх полностью парализовал меня. Но не это было самым страшным. 
С ужасным криком на берег выбежало нечто. Присмотревшись, я поняла, что это был исполинских размеров человек, точнее женщина, а еще точнее – девушка. Она схватила льва как котенка и швырнула прочь в сторону джунглей. Тот жалобно заскулил и убежал, поджав хвост. Я бы тоже убежала, но мне не давал страх. 
Похоже, Чарли тоже был в оцепенении. Она посмотрела на него, эта великанша. Рядом с ней Чарльз казался ребенком. Его голова была на уровне ее неприлично огромных, с кокосовые орехи, грудей. Хуже всего, что это была не негритянка, а белая женщина, только в отвратительном коричневом загаре. Волосы у нее были длинные и рыжие. У негров рыжих волос не бывает. Это я знаю точно. Огромное тело ее было едва прикрыто леопардовой шкурой. Но при всем ее росте, она казалась, как это ни парадоксально, весьма стройной, только к верху эта дикарка расширялась неприлично. Ее спина была, наверное, вдвое шире спины Чарли. А мускулы! Боже! Я только один раз в жизни видела такие мускулы. Мы тогда пошли в баварский цирк, и был там силач, Ганс Вольфганг, кажется. У него были подобные мускулы, но только когда он поднимал чугунные шары или рвал цепи. Здесь же мускулы с голову Чарльза играли под смуглой кожей, когда она стояла расслабленная, не совершая ни единого движения. 
Она внимательно изучила Чарли и даже, кажется, обнюхала его. Как противно! Потом она повернулась ко мне, а я по-прежнему не могла пошевелиться. И Чарли сделал робкую попытку преградить ей дорогу, но это было равносильно попытке удержать руками танк. Дикарка ткнула Чарли пальцем, и он сел на песок. Она медленно подошла ко мне, и я потеряла сознание. 
Хотя я успела заметить, что лицо у нее молодое, я дала бы ей лет двадцать. Меня разбудил Чарли. Дал мне воды и велел записать случившееся, что я и делаю. Чарльз сказал, что она осмотрела меня и ушла. Унеслась в джунгли так быстро, что Чарли не смог бы догнать ее, даже если бы попытался. Хотя не представляю, зачем ему это. Как бы то ни было, Чарли пытался меня защитить. И со львом бился храбро. Нужно будет поблагодарить его. 

30 июня. Кажется, наступает черный день. Спам закончился. Грызу сухари. Корабля все не видно. Дикарка тоже не подает никаких признаков. Я этому обстоятельству рада. Второму, а не первому. Почему они не ищут меня? Как вернемся, уволю всех, кого могу, а кого не могу, тех уволят мои влиятельные друзья. Я уже с аппетитом посматриваю на игуан, которых жарит Чарльз. 

2 июля. А эти ящерицы не так уж и плохи. Все, настал черный день. Эмели М. Ричардс ест игуан! Матушка в гробу сейчас переворачивается со стыда. 
Я просто возмущена! Под вечер у костра этот хам попытался меня обнять! Еще говорил всякое, что мы теперь одни и надолго. Нужно познакомиться поближе. Короче, я влепила этому пошляку пощечину. Что интересно, в этот же момент в джунглях рухнуло дерево. Стая перепуганных птиц вылетела и напугала меня. 

4 июля. Чарли натянул крышу. Дом еще не готов, но ночевать в нем уже можно. Я потребовала разделить дом надвое, и Чарли повесил полог посередине. Все бы ничего, но змеи и ящерицы перестали ловиться, как будто их разогнал кто-то. Держимся на старых запасах. 

5 июля. Вместо строительства Чарли пошел на охоту. Велел мне приготовить последнюю змею. Я протестовала, но пришлось согласиться. 
Чарли пришел под вечер без добычи. Был очень унылым. А тут еще я пережарила наш последний ужин. Но он не разозлился. Вместе мы съели обугленное мясо. Разговорились. Оказывается, Чарли бывший военный летчик и даже имеет какие-то там медали. За что-то в бою и за особое что-то. В жизни бы не подумала. 

6 июля. Этот мерзавец утаил от меня две банки консервов! Теперь, когда я приготовилась к голодной смерти, он достает их и улыбается. Да я чуть не убила! И все-таки нам было, чем поужинать. 

7 июля. Теперь есть у нас точно нечего. Чарли заточил какую-то палку и пытается поймать рыбу. Пока безуспешно. Господи, сейчас я съела бы даже те зеленые бананы, что я видела по пути. 
Чарли очень сильно меня ругал за то, что я раньше не вспомнила про бананы. Пошел за ними. 
Чарли принес бананы. Несмотря, на их явную недозрелость, я набила ими рот так, что они чуть из ушей не полезли. Как же все-таки хорошо жить и есть. 
После еды случилось возмутительное. Я поцеловала своего спасителя, и тут же появилась эта дикарка. В один прыжок она оказалась возле меня. Играючи подхватила и забросила на плечо. Потом унеслась в джунгли с безумной скоростью. Там, клянусь, взяла меня за платье двумя пальцами и повесила на высокую ветку. А потом удалилась. Как я кричала и звала Чарли! А он подоспел только минут через двадцать и еще долго не мог меня снять. В конце концов, лучшее мое платье оказалось испорчено, а я сама перемазалась в грязи. 

8 июля. Возле самого дома мы нашли тушу полосатой лошади. Вернее, две половинки туши. Лошадь была буквально разорвана пополам. Скоро Чарли приготовил жареное мясо. Он расценил это как подарок нашей лесной соседки. Если так, спасибо ей, конечно, но обязательно все делать пока мы спим? 

10 июля. Купалась в реке. Чарли как всегда подглядывал. Но я уже привыкла. В конце концов, я весьма привлекательная особа. Но в этот раз он неожиданно с криком бросился в воду. Я очень перепугалась. Оказалось, что по реке плыла змея. Ядовитая или нет, Чарли не знал, но он прогнал ее, чем, возможно, спас мне жизнь. Все-таки он обо мне беспокоится. Вечером нужно будет поблагодарить его как следует. 
Господи, этого не может быть! Бананы раскисли и забродили, а мы их съели. Кажется, я опьянела. Я хотела отблагодарить Чарли поцелуем, случайно навалилась на него, как миланская потаскуха. Он это неправильно понял и стал целовать меня так страстно. И тут с криком появилась дикарка. Взяла нас в разные руки, будто мы ничего не весили. Отбросила меня в сторону, а Чарли уволокла в неизвестном направлении! Теперь я боюсь. Вдруг она съест моего милого Чарли. Вдруг принесет в жертву своим дикарским богам. Кто же обо мне позаботится? 

11 июля. Чарли все нет. Мне страшно. Я попыталась пойти в джунгли за ним, но там было слишком жутко. Я прибежала обратно. Чарли, где же ты? 

12 июля. Чарли вернулся! Я счастлива. Я бросилась ему на шею, но он скривился от боли. Он весь в синяках! Он очень усталый и угрюмый. Не стал рассказывать, что там было. Наверное это ужасно. Она его била! Но зачем? Он только угрюмо отмалчивался. 

15 июля. Закончено строительство дома. Не бог весть что, но все-таки дом. Теперь Чарльз хочет построить плот. Говорит, что он может пригодиться, если корабль не заметит костра. Лишь бы только он не уплыл сразу. 

17 июля. Она опять пришла. Просто так молча и не торопясь подошла, взяла Чарли своими ручищами – он даже не стал сопротивляться – и унесла в лес. Я стукнула ее по руке, она не обратила внимания. Ее рука была твердой как железо. Прежде чем скрыться в чаще, Чарли крикнул, что вернется. 

18 июля. Чарли вернулся, как обещал. На этот раз я не увидела на нем синяков, но он был так же молчалив. 

19 июля. Чарли изменился. Стал задумчивым и очень неразговорчивым. Даже когда я купалась, он наблюдал за мной как-то не так. Без блеска в глазах. Будто я ему безразлична и он действительно только охраняет меня. 

21 июля. В джунглях случился пожар. Напуганные звери выбегали на пляж и бросались в воду. Мы забрались на дерево. Я впервые в жизни залезла на дерево, и это спасло мне жизнь. Звери затаптывали все на своем пути. Они втоптали в песок все наши запасы пищи и то немногое, что мы забрали с самолета. Но когда огромный носорог полетел на наш дом, норовя пробить так долго возводимые стены, снова появилась дикарка. 
Она бежала быстрее носорога. Мгновенно оказалась впереди и, развернувшись, выставила вперед ладонь. Ее рука лишь чуть-чуть дрогнула, когда об нее разбилась бешенная многотонная зверюга. После того, как она спасла наш дом, она подошла к дереву, нагнула его одной рукой, взяла Чарли и снова унесла куда-то. 

27 июля. Теперь она приходит каждый день. Забирает Чарли на ночь. Он приходит утром и борется со сном, чтобы хоть немного продвинуться в строительстве плота. Я кормлю его и уговариваю, чтобы он поспал. Плот подождет. Но он упрямится. Я стала ему помогать. Мы построим плот вместе и убиремся с этого чертового острова. 

31 июля. Корабль! На горизонте корабль. Очень далеко. Мы зажгли сигнал. 
Кажется, на корабле не заметили сигнала. Он дрейфует в открытом море. Чего-то ждет. Чарли предлагает воспользоваться плотом. Вечером, если корабль не повернет к острову, мы поплывем к нему. Надо будет не забыть дневник. Он представляет интерес для науки. 


Дневник Чарльза О'Хара 

1 августа. Эмили все-таки забыла слой дневник. Не удивительно. Вчера мы в спешке взгромоздились на недостроенный плот и погребли к эсминцу. И как эти остолопы могли не заметить сигнальный маяк? Когда мы отплыли, с берега в море бросилась Джейн. Так я зову нашу дикарку. Она догнала нас за считанные секунды. Взялась за плот и потащила его обратно. Я просил ее отпустить нас, но она ничего не слушала. Да, кстати, она понимает нашу речь, только не говорит. Возможно, она немая. 
Как только плот коснулся земли, она взялась за него своими ручищами и спокойно подняла ее вместе с нами на высоту своего роста. Сильна она невероятно. Плот с нами вместе весил не меньше полутора тысяч фунтов! А у нее даже бицепсы почти не напряглись! Она, огромная как древняя статуя, смела нас с плота как две пылинки. Одно краткое напряжение мускулов и плот с треском превратился в щепки. 
Она далеко не так глупа, как это казалось Эмили. Джейн поняла, что я ее покидаю, и не хотела меня отпускать. 
Бедняжка Эмили сидела на песке бледная, как призрак. Я попросил, нет, я стал умолять Джейн отпустить ее, обещая остаться с ней. И она меня послушала. Джейн взяла Эмили, свернула ее в клубок – я на мгновение испугался, что Джейн из ревности решила раздавить ее. И я не смог бы ничем помешать – потом она швырнула ее в сторону корабля. Полет был что надо. Клянусь, Эмили пролетела больше половины расстояния до корабля и уж точно привлекла их внимание своим визгом. 
Я видел, как с корабля спустили шлюпку. Счастливого пути, Эмили М. 

Теперь немного о Джейн. Когда она похитила меня в первый раз и отнесла в свой дом, я сразу понял, что ей было нужно. Она не видела мужчин с рождения, а родилась на этом острове. В ее доме были старые фотографии, а на них женщина, вероятно, ее мать. Возможно, она потерпела кораблекрушение, на стене висел штурвал от старинного корабля с надписью «Санта София». 
Джейн пыталась быть нежной, но получалось плохо. Она сделала мне что-то вроде тайского массажа. А грудь у нее твердая… Короче, она измяла меня всего. Даже самые нежные ее объятья оставляли синяки на теле. В конце концов, она поняла это и просто легла, предоставив мне действовать самому. 
Я все сделал как надо и хотел уйти, но она не дала. Ей хотелось еще. После тех двух суток, что я у нее провел, я стал как выжатый лимон. Похудел, наверное, вдвое. 
Тогда я был счастлив, что ушел от нее живым. Какой я был дурак! 
В течение последующих свиданий я понял, как это волшебно – быть ведомым и зависимым в этом страстном танце любви. Я чувствовал каждый ее вздох, каждое сокращение исполинских мускулов. Видел счастье на ее лице. С ней не нужно было быть аккуратным. Я выкладывался в полную силу и видел ее благодарность. 
А после соития она показывала мне трюки. Один раз она подняла над головой валун диаметром три метра и швырнула его в воздух. Он подлетел метров на двадцать и упал, врывшись в землю наполовину. Тогда она надавила на него пятью растопыренными пальцами левой руки и валун полностью вошел в землю, как будто это не твердая земля была, а болото. В другой раз она разорвала пополам дерево. Взялась посередине и развела руки в стороны. Как лист бумаги. В другой раз она сдула с дерева все листья и, кажется, несколько крупных обезьян. Вот это легкие! 

В общем, я ее полюбил. Может и не саму ее, а ее абсолютную власть надо мной и кем бы то ни было. Жить с Эмили я продолжал только по инерции. Не знаю, о чем я думал, когда попытался уплыть. Я чувствовал ответственность за жизнь Эмили. Теперь она в безопасности и я могу уединиться в этом тихом раю с моей любимой дикаркой. 

Конец
Категория: Мистика | Добавил: VasORG (19.01.2013) | Автор: Jhone
Просмотров: 938 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]